Глава 6. БЕСЧЕЛОВЕЧНОСТЬ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ

Глава 6. БЕСЧЕЛОВЕЧНОСТЬ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ

Хотя опытные рекламодатели стремятся убедить нас в обратном, при современной экономике, основанной на деньгах, гуманитарные последствия внедрения новых технологий редко заботят тех, кто их вводит. Основная цель кредитно-денежной системы — получение прибыли. Сохранение конкурентного преимущества и окончательного баланса — вот все, что имеет значение. Проблемы соцобеспечения и здравоохранения, являющиеся результатом массовой безработицы людей, выброшенных на улицы после автоматизации производства, считаются незначительными, если вообще замечаются. Решение любых социальных нужд является вторичным относительно получения прибыли в бизнесе. Если прибыль незначительна, услуга отзывается. Все подчинено наращиванию чистой прибыли акционеров. В интересы общества, основанного на денежных отношениях, не входит участие в производстве товаров и услуг, повышающих уровень жизни людей, так же как и законы, созданные и утвержденные людьми, не защищают жизни своих граждан.

Все мировые экономические системы — социализм, коммунизм, фашизм и даже наша капиталистическая система, основанная на свободном предпринимательстве — способствуют социальному расслоению, национализму и расизму, так как основаны, прежде всего, на экономическом неравенстве. До тех пор пока общественная система использует деньги или бартер, народы и нации будут стремиться к сохранению своего преимущества за счет конкуренции или военного вмешательства.

Война — это пик неудачи наций в попытке уладить свои разногласия. С чисто прагматической точки зрения это самое неэффективное расходование жизней и ресурсов из всех возможных. Эта грубая и жестокая попытка решить международные конфликты берет на вооружение еще более зловещие приемы за счет тщательно разработанных компьютеризированных средств доставки термоядерного оружия, смертоносных вирусов и химических реагентов, а также угрозу саботажа национальной компьютерной сети. Даже если нация миролюбива, ей не хватает знаний для решения проблемы мирным путем.

Война — не единственная форма насилия, навязываемая людям неадекватным социальным устройством. Есть еще голод, бедность, нужда. Использование денег и создание задолженностей способствуют расшатыванию экономики, что, в свою очередь, лишь укрепляет преступность, беззаконие и недовольство в обществе. Официальные манифесты и пакты лишь на бумаге не в состоянии уничтожить явления дефицита и незащищенности, а национализм способствует дальнейшему разделению наций.

Мирный договор не в силах предотвратить очередную войну, если не устранить первопричину конфликта. Непригодные статьи международного права фиксируют положение вещей как оно есть. Нации, завоевывавшие земли по всему миру посредством жестокости и насилия, сохраняют свои позиции территориального и ресурсного преимущества, невзирая на договоры. Такие соглашения служат лишь временному приостановлению конфликтов.

Концентрация усилий на непродуктивной и несозидательной деятельности разрушает наши жизни так же, как и войны. На протяжении всей истории человечества мы веками жили, не щадя жизней тех, чьи способности так никогда и не были реализованы и использованы в полной мере. Время, усилия, размышления тратятся на погоню за деньгами в процессе деятельности, которая не обогащает ни человеческий интеллект, ни условия нашей жизни. С рассвета цивилизаций до наших дней большинство людей вынуждены работать, чтобы заработать себе на хлеб. Наше нынешнее отношение к работе, возможно, является наследием тех времен.

На протяжении тысячелетий существования системы кредитно-денежного обращения большинство трудящихся получали ровно столько, чтобы заставить их вернуться к работе, даже если выплата более высокой зарплаты вполне реальна. Как еще работодатель может удержать рабочих? Если бы его сотрудники получали зарплату, которая позволяла бы им работать на протяжении нескольких недель, а затем устраивать себе отдых и отправляться кругосветный круиз, в продолжительный отпуск или наслаждаться другими удовольствиями, это бы пагубно сказалось на производственном графике. Даже высокообразованные и богатые люди, живущие в дорогих домах, разъезжающие на дорогих машинах, вынуждены появляться на рабочем месте, если они хотят сохранить свой уровень жизни. Любой из нас, даже руководитель высшего ранга — раб кредитно-денежной системы. Большинство людей лишено осмысленного существования. Мы держимся за работу, которую ненавидим, чтобы приобретать все больше безделушек, которые нам не нужны, или работаем сверхурочно, накапливая отгулы, чтобы убежать от тех причин, по которым нам, собственно, и нужен отпуск.

В нашем сером обыденном мире многие из нас отчаянно стараются остаться на плаву, выплачивая кредиты за машины, жилье и материальное имущество, порабощающие тело и разум в бесконечных попытках обеспечить свое будущее. Хотя сегодня многие зарабатывают больше, инфляция снизила покупательную способность многих людей. Мы оказались участниками игры на опережение, совершенно не думая о том, что или кого мы пытаемся опередить. Большинство не тратит время на то, чтобы подумать о собственной жизни, о том, что нас связывает, что или кто мы есть на самом деле.

Даже те, кто добился экономического благополучия, являются заложниками разрекламированного СМИ образа личного успеха. Когда мы добиваемся своей первой экономической цели, нам хочется большего: прогулочный катер с каютой, домик для отдыха, поездку за рубеж. В мире, основанном на денежных отношениях, даже наши мечты нормированы. Мы начинаем с мысли: «Если бы я только мог нормально зарабатывать…». Если это сбывается, мы переходим к мысли: «Если бы у нас был маленький домик на природе, куда можно было бы уехать, мы были бы счастливы.». С каждым последующим приобретением в этой бесконечной цепи неудовлетворенности мы приобретаем все больше материальных ценностей, но это все равно не делает нас счастливыми. Мы живем в мире нереализованных желаний, в котором мы никак не поймем, что же составляет основу полноценной жизни.

Люди будущего, возможно, будут воспринимать наш этап развития цивилизации как эпоху интеллектуальной и экономической несостоятельности. Им будет трудно понять, почему мы воспринимали агрессию и конкуренцию как норму. Некоторые родители пытаются обеспечить будущее своих детей за счет выгодного брака. Это разновидность проституции или продажи товара лицу, предложившему наивысшую цену.

При кредитно-денежной системе демократия является иллюзией, поддерживаемой ради того, чтобы у населения возникло чувство участия в так называемом демократическом процессе. Вообще-то, люди, выдвигаемые на государственные должности, предварительно избираются силовой элитой, дабы они верно служили интересам лиц, предложивших наивысшую цену. Примером тому являются политические партии: отдельный представитель одной партии конкурирует на выборах с отдельным представителем другой партии. Это лишь иллюзия, что тот, кто победит, будет представлять интересы всего своего электората независимо от того, к какой партии он принадлежит или какой философии придерживается.

Решения на уровне страны принимаются крупнейшими корпорациями, финансовыми кругами, самыми богатыми личностями и представителями военно-промышленного комплекса в их же собственных интересах. Пока главенствуют деньги и кредитно — денежная система, истинная демократия останется лишь иллюзией. Надо прекратить вечную борьбу за права человека и истинное правосудие для всех при несправедливой системе и начать строить общество, в котором равные права будут неотъемлемой частью плана реформ. Пока мы будем жить при кредитно-денежной системе, большинству из нас не будет хватать денег, чтобы вести себя демократично. Человек может мечтать о конкретном доме или машине, но не иметь средств на их покупку. Так что же этот человек выиграл от демократического процесса или свободы выбора? Но мы продолжаем утверждать, что демократический строй — это лучшая форма правления в мире. В реальности мы свободны в той степени, в которой нам это позволяет наша покупательная способность. Поскольку деньги сосредоточены в руках у небольшой кучки людей, даже эта свобода иллюзорна.

Несмотря на свое название и освещение в прессе, Федеральная резервная система, контролирующая нашу национальную валюту, не является учреждением федерального правительства и не работает в интересах общественности. Это, скорее, частное учреждение, функционирующее исключительно ради собственной выгоды и ею же руководствующееся. И даже заявляемая величина резерва недостоверна.

Федеральный резерв, частная организация с вводящим в заблуждение названием, имеет огромное влияние на наше правительство, его лидеров, наши личные сбережения и, в значительной мере, на нашу занятость. Федеральный резерв, а не правительство, осуществляет тотальный контроль над процессом кредитования. Он устанавливает процентные ставки, таким образом сосредотачивая в своих руках огромное политическое влияние.

Но ФРС — не единственная частная организация, манипулирующая нашей экономикой. Банки используют процессы, известные как «система частичного резервного обеспечения», позволяющие им выдавать в качестве займов больше, чем они имеют на счетах для покрытия этих самых займов. Следовательно, они получают возможность взимать проценты с денежных сумм, которыми они не располагают. Благодаря этому банки ссужают в 10 раз больше, чем имеют в резерве, что обесценивает деньги и ведет к инфляции. Не удивительно, что самые крупные и новые здания принадлежат банкам. Если бы мы вели себя подобно банкам, нас бы обвинили в мошенничестве.

Данная практика не нова. В 1881 году Джеймс Гарфилд заявил: «Тот, кто контролирует денежные средства страны, является абсолютным хозяином всех отраслей промышленности и торговли. И когда вы обнаруживаете, что, так или иначе, вся система с легкостью контролируется небольшой группой могущественных людей, занимающих высшие должностные посты, вам не надо будет объяснять происхождение периодов инфляции и экономической депрессии».

Частные кредиторы достаточно быстро осознали немыслимые прибыли, которые стали возможными за счет ссуживания денег воюющим странам, при этом возврат капитала обеспечивался налогообложением их населения. Это было гораздо выгоднее, чем ссуживать деньги отдельным физическим лицам. Финансовые круги и представители корпораций провоцируют войны, конфликты и другие сбои по сей день.

Кредитно-денежная система избегает кризисов недостаточной покупательной способности физических лиц и малых предприятий, поддерживая экономику за счет субсидирования военных расходов, корпораций и научных изысканий частных секторов промышленности. Правительство одалживает деньги у частных кредиторов с целью поддержания экономики в поименованных областях. Это увеличивает национальный долг и отвлекает внимание общественности от общенациональных проблем, таких как сокращение финансирования Управления соцобеспечения бывших военнослужащих, а также расходов на выплаты пособий неимущим, образование, охрану окружающей среды и т. п. Во многих случаях наше правительство и корпорации используют собственное военное оснащение и силы с целью подавления революционных социальных изменений где бы то ни было в мире, за счет этого создавая иллюзию процветания в собственной стране.

Амшель Ротшильд, один из основателей частного банковского бизнеса, говорил: «Если бы я был наделен властью выпускать и контролировать национальную валюту, мне было бы плевать на тех, кто принимает законы в стране». Поскольку этот принцип применяется и в наши дни, финансовая власть действительно аморальна. Истинно демократическая система работает только в том случае, если все граждане имеют доступ к одинаковым возможностям для личного развития и экономического роста. Но это не является целью системы, основанной на денежных отношениях.

При системе свободного предпринимательства разработчики и строители горнолыжного курорта не ставят проект на всеобщее голосование. Вместо этого они подстраиваются под рыночный спрос, т. е. под тех, кто может себе позволить кататься на горных лыжах. Если они предложат достаточно удобств, которые горнолыжники хотели бы и могут себе позволить, этот курорт преуспеет. Успешная система должна обслуживать потребности всех граждан. Найдется много людей, которые хотели бы кататься на горных лыжах, но которым это не по карману. Выбор того, что может себе позволить определенная группа людей, невелик. Это и есть пример теории элиты в действии. Везде, где есть деньги, присутствует элитизм. Те, кто контролирует покупательную способность, обладают гораздо большим влиянием.

Много лет тому назад американцы платили налог на строительство автомобильных дорог, хотя они и не голосовали за это усовершенствование. Автомобильная и автобусная отрасли промышленности, лица, лоббирующие сферу недвижимости, и военные оказали большое влияние на развитие скоростных автомагистралей и дорог, рассчитав потенциал продаж автомобилей и земли, возрастающий за счет расширения сети автомобильных дорог. Во многих городах существовали транспортные системы гораздо чище, эффективнее, экономичнее автомобильных, но их продали и демонтировали заинтересованные представители автопрома. Наша нынешняя транспортная система спровоцировала городскую агломерацию, утрату миллионов акров территорий, не затронутых деятельностью человека, и пахотных земель, загрязнение воздушной и водной среды, тысячи смертей и несчастных случаев на автострадах и настолько дорогие перевозки, что многие просто не могут себе это позволить. Для чего и для кого в этом случае работает демократия? Миллионы американцев платят налог на строительство автомагистралей, от которых им нет никакой пользы, которые оказались опасными, неэффективными и дорогими. При нашей нынешней кредитно-денежной системе частные организации тайно накапливают обширные полезные знания вместо того, чтобы делиться ими с населением планеты. Во все более собственническом и коммерциализированном мире, где даже преподаватели вузов охраняют свое авторское право на конспектирование их лекций, наблюдается тревожный сдвиг от духа первопроходцев к духу торговцев.

Недавно несколько компаний запатентовали геном двух человек, устойчивых к заболеванию СПИДом. Компании не являются ни создателями, ни владельцами генетического материала, они также не были его первооткрывателями независимо от живых носителей этих генов. Но они приобрели патенты на гены живых людей. И это демократия в действии? В момент, когда пишутся эти строки, один из мужчин инициировал судебный иск. Вместо того чтобы улучшать условия человеческой жизни, ученый все больше превращается в бизнесмена, продавая с молотка результаты своих исследований тому, кто больше заплатит. По этой причине большая часть новых технологий контролируется частными организациями, а не является общим достоянием.

Многие герои прошлого почитаются за их самопожертвование в попытке сделать мир лучше. Тысячи энтузиастов отдали свои жизни, кого-то пытали и бросали в тюремные застенки за их попытки улучшить условия жизни других. Эти люди просто делали свое дело, не рассчитывая на материальное вознаграждение.

Еще одна большая ложь поддерживается теми, кто контролирует денежную систему. Она гласит: только конкуренция порождает мотивацию. Утверждается, что эта система предназначена для обеспечения занятости и мотивации, но она также порождает жадность, коррупцию, преступность, хищения и т. д. На протяжении столетий, прямо или косвенно, правительства программировали своих граждан на системы ценностей, позволявших осуществлять над ними непрерывный контроль. Они использовали человеческий мозг в качестве свалки для собственных ценностей и идей, воспитывая в нас модели поведения, порождающие чувство вины при малейшем отклонении от ценностей существующего строя. В то же время, эти группы контроля мешали развитию отдельной личности, воспитывая сговорчивое население, лишенное информации и понимания проблемы: «А откуда, собственно, взялись эти ценности?»

Кредитно-денежная система подвергает невероятному, совершенно ненужному напряжению наличные ресурсы и лишает миллионы людей преимуществ массового производства. В обществе, основанном на монетарной системе, прибыль зависит от поддержания искусственного дефицита товаров и услуг и/или сознательного снижения эффективности и долговечности изделий.

Вместо того чтобы разрабатывать автомобили, эффективность которых сохранялась бы на многие годы, производители затрачивают огромное количество усилий на ежегодное переоснащение производства, чтобы оставаться конкурентоспособными в определенном рыночном сегменте, производя механизмы, которые будут выполнять в точности такую же функцию. Недавний обзор рекламных каталогов, проведенный военным ведомством, выявил около трехсот разновидностей инструментальных ключей, которые разнились столь незначительно, что многие оказались взаимозаменяемыми. Хотя это и полезный инструмент, для чего нужно такое количество минимально отличающихся моделей? Колоссальное расточительство материалов и ресурсов исходит от каждой компании, занимающейся ненужной, не имеющей отношения к делу бумажной работой, рекламой, производством и т. д. Еще одним примером может служить чье-нибудь обращение к нации по телевидению. Зритель увидит массу различных микрофонов, каждый из которых принадлежит конкурирующей медиа-группе, хотя нужна всего лишь пара, чтобы известить мир об этом событии. Индустрия моды, постоянно меняющая стили одежды, вынуждает людей приобретать последние новинки.

Во время «ценовых войн» в США молоко и другие сельскохозяйственные продукты уничтожались ради того, чтобы поддержать высокий уровень цен. Ну и где же праведный гнев? Мы верим в добродетельность труда и в то же время позволяем уничтожать его плоды. Столь же пагубно запланированное устаревание, при котором промышленники сознательно создают продукты, которые легко ломаются и требуют замены или ненужного ремонта.

В самолетостроении продажи больших транспортных самолетов не являются основным источником прибыли. Большую прибыль приносит техобслуживание и замена комплектующих. Это особенно заметно в оборонной промышленности, зависимой от этого рынка. Изменения, вносимые поставщиком, сказываются на издержках гораздо больше, чем изменение боевой задачи. Во время Второй мировой войны огромное количество зенитных орудий и боеприпасов изготавливалось со сменными частями, которые не были взаимозаменяемыми. Комплектующие, произведенные одной компанией, не подходили к зенитным орудиям другой.

Сегодня Конгресс вынуждает Министерство обороны «экономить деньги», закупая оборудование, изготовленное с максимальным использованием коммерчески доступных элементов. На первый взгляд, закупка уже готового оборудования вместо разработки специального оборудования для военных выглядит разумным решением. Но военное оборудование должно быть интероперабельным и поддерживаемым как во всем мире, так и в ситуациях, в которых этот коммерческий продукт используется редко. Например, персональные компьютеры, отправленные вместе с войсками во время операции «Буря в пустыне», из-за песков и жары, характерной для Кувейта, сотнями выходили из строя. Вместо того чтобы закупать запчасти для единой модели, военным приходится сочетать работу с разными поставщиками, приводя в соответствие их оборудование, комплектующие и инструменты. Наши налоги уходят далеко за пределы правительственных каналов. Это не должно никого удивлять. Анализ ежегодных государственных расходов на оборону выявил многочисленные примеры санкционированных Конгрессом закупок оборудования и услуг, бесполезных для военных. Так что помимо того, что ваши личные приобретения позволяют компаниям оставаться на плаву, к ним же уходят и ваши налоги.

Более века тому назад американская компания United States Electric Light Company назначила своему активному изобретателю Хайраму Максиму ежегодную пожизненную пенсию в 20 000 долларов и выдворила его в Англию. Им было необходимо от него избавиться, т. к. он продолжал усовершенствовать свои изобретения. Его творческий потенциал приводил к тому, что их оборудование устаревало прежде, чем они успевали его оплатить. К сожалению для США, Максим реализовал свои величайшие изобретения в Англии. В то время как он был посвящен в рыцари за выдающиеся изобретения, United States Electric Light Company обанкротилась. На сегодняшний день срок годности электронного оборудования в Японии до его устаревания составляет примерно 3 месяца.

Денежная система существует много веков и, независимо от того, осознаем мы это или нет, всегда использовалась для контроля над поведением граждан с ограниченной покупательной способностью. Там, где объем ресурсов и доступ к ним не ограничены, деньги утрачивают свою власть. Кредитно-денежная или бартерная системы могут функционировать только в случае скудости ресурсов. Другими словами, если человеку нужны товары и услуги, он вынужден подпадать под контроль других людей. Если человек работает на современном промышленном предприятии, он подпадает под частную диктатуру с момента запуска табельных часов до окончания рабочего дня. Нам давно пора тщательно изучить и радикально пересмотреть нашу экономическую систему и идеологию. Попытки найти решения монументальных проблем в рамках нынешнего общества будут подобны латанию тришкина кафтана, продлевающему жизнь устаревшей системы. Основанная на принципе конкуренции кредитно-денежная система не обеспечила людям высокий стандарт жизни. Преимущества США заключаются в изолированности от враждебных государств, граничащих с ними, в богатстве природных ресурсов, в плодородии земель и многочисленных вкладах изобретателей и конструкторов, разработавших наши производственные технологии.

Добавить комментарий